25 декабря 2015

«Свобода» – это любимая цепная собачка Януковича

Куда Янукович скажет, туда она и лает. Это было чётко видно 14 октября, когда во Львове свободовца Михальчишина послали разгонять альтернативный митинг в память об УПА. Интерес свободовцев в этом деле понятен: для них Бандера и УПА никакие не ценности, а просто брэнд, который они уже несколько лет пытаются приватизировать рейдерским способом. И никто, кроме них, не имеет права устраивать марши «бандеровцев». Авторские права, а чего вы хотели?
Несколько лет назад, кто ещё помнит, точно также пытались приватизировать Тараса «Наше всьо» Шевченко, пуская или не пуская на возложение цветов к его памятнику. В результате, естественно, ничего из этого не вышло, и теперь Тарас «не на часi», поэтому стоит никому не нужный 364 дня в году.
К Ленину хоть в мавзолей очередь была перманентной, а вот от Шевченко и Бандере вспоминают раз или два в году, когда есть возможность засветиться на камеру, какие они поцреоты.
Но реально Бандера никому в «Свободе» не нужен. Если бы он сегодня ожил, то попытался бы взять власть в свои руки, а это ничего хорошего Тягнибоку и прочим бы не принесло. Поэтому «Спи спокойно, братан».
Впрочем, оставим мёртвым хоронить своих мертвецов. Нас больше интересуют живые.
Мы же пишем про любимую собачку Януковича, правильно? Собачка лает ровно в те дни, когда хозяин скажет, чтобы отвлечь внимание от принятия очередных антинародных законов. Как у заправских напёрсточников, ловкость рук и никакого мошенничества  Вы не смотрите, что налоги поднимают, ведь «Мову утискають»! Вы не смотрите, что вводят векселя для расчётов с кредиторами бюджета, ведь «Мову утискають».
Если Тимошенко служит отвлекающим манёвром на уровне внешней политики, то «Свобода» является точно таким же, но только для политики внутренней. И как Тимошенко является лакмусовой бумажкой внешнеполитических процессов, так Михальчишин является детектором процессов внутренних. Но о нём чуть позже, сначала о «собачке» в целом.
Янукович собачку любит, и никому не позволяет её обижать. «Патриот Украины» претендовал на ту же политическую нишу, что и «Свобода» – и все лидеры ПУ сидят по тюрьмам. Электоральное поле «Свободы» заботливо зачищается от конкурентов.
Смотрим дальше. 14 октября четыре антифашиста посмели поднять в Киеве красное знамя – их квартиру несколько часов штурмовали милиция и СБУ. Под предлогом, будто они террористы, захватившие народного депутата в заложники. Потом депутат мистическим образом исчез, и милиция тоже отступила, поскольку утром приехали бы журналисты и засняли бы это позорище.
Опять же, олигархи щедро спонсируют «Свободу». Свезти в Киев 10-15 тысяч массовки для шествия – одно это стоит несколько миллионов.
Во Львове милиция в тот же день заботливо охраняла свободовца Михальчишина, которого автономы обоснованно обвиняли в стукачестве. А теперь ещё и арест депутата Игоря Маркова, в 2007 году побившего свободовца.
Кстати, на днях двух «боротьбистов» избил десяток свободовцев, но никого не арестовали – собачку не трогать! Папа никому не позволит обижать любимого пёсика.
Но давайте подробнее о Михальчишине. Однако для этого нам нужно сделать небольшое отступление и рассмотреть такое понятие, как уличная политика.
Уличная политика – это особое явление, которому незаслуженно почти не уделяют внимания при анализе. Уличная политика – это способность контролировать низовых активистов, мобилизировать их для проведения митингов, пикетов, акций, направлять для агитации и раздачи листовок, а иногда и для обеспечения физического контроля улиц.
Кроме того, иногда уличная политика оказывается способна повлиять на политику высокую. Как Юрия Луценко защитили от ареста в 2008 году с помощью митинга под ГПУ. Или заставили внести изменения в Налоговый кодекс в 2010 году. Или нагнали страху на депутатов во время выступлений афганцев.
Иногда она проникает и в Верховную Раду. И тогда можно видеть, как солидные типа депутаты, бизнесмены и мультимиллионеры, вынуждены метелить друг другу рожи. Ну выросли они на бандитских разборках девяностых, это из них уже никогда не выйдет.
Помните, как «Свобода» сразу после входа в парламент была вынуждена продемонстрировать, что по уличным понятиям они могут ответить? И как многие их котировали именно по этому признаку? Это и есть «уличная политика».
Тётки, кстати, не отстают. И если пани Сех мужественно получила в морду, то пани Фарион спряталась подмышку Тягнибока (который сам спрятался за трибуной) и ехидно оттуда повизгивала. Но суть не в этом, это просто иллюстрация.
Суть в Михальчишине. Он является одним из «бригадиров» уличных свободовцев. И, по всем уличным правилам, должен вести себя соответствующим образом.
Но вместо того, чтобы отвечать за свои слова, быть образцом мужественности и принципиальности, он курвится, трусит, истерит и стучит в милицию.
Предыстория львовских событий 14 октября такова: некоторое время назад местные автономы нарисовали на стенах несколько графитти, на которых, по аналогии с такими же портретами Януковича, был изображён Михальчишин с красной точкой на лбу. Я бы на его месте поржал и забыл, а пан Михальчишин, бесстрашный уличный вождь, пошёл и написал заявление в милицию. Что по уличным понятиям, безусловно, стукачество.
Я имею право судить. Когда год назад у меня был личный конфликт с одним из автономов (который, кстати, есть на видео с Михальчишиным, привет ему!), то я молча взял и пошёл в два часа ночи на стрелку, где мы выяснили все вопросы один на один. Немного мордобоя с последующими взаимными извинениями – так и решают вопросы на улицах. И хотя я потом ещё недели две ходил с синяком под глазом, но милиция об этом так и не узнала.
Самое смешное, что Михальчишина никто и пальцем не трогал. А он визжит, истерит, стучит ментам, ведёт себя как манерная барышня. И 14 октября, когда его публично обвиняли в стукачестве, он не забил стрелку, не вышел вперёд, а прятался за спинами ментов, которым перед этим стучал.
И даже когда Михальчишин истерично орёт «Смерть антифашистам», это не похоже на боевой клич, а больше напоминает визг свиньи, которую режут. Действительно, в этот момент авторитет вытекает вместе с мутной жидкостью из штанов. Ильенко и  Михальчишин – лидеры уличных свободовцев, два позорища.
Как показывает уличная практика, они способны воевать только против пенсионеров, или десять на одного, или из-под защиты милиции. All cops are beautiful, гламурные боевики с маникюром и педикюром.
Игорь Марков, которого арестовали за «избиение свободовца в 2007 году», выигрывает на этом фоне по всем параметрам. И потому, что полез драться, а не прятался за чужими спинами, и потому что победил тогда, и потому что сейчас является угнетаемым режимом за свои убеждения.
Кстати, по информации одесситов, возле УВД, где одесситы пытались отбить Маркова у ментов, видели человек двадцать «свободовцев». Видимо, их послали при случае помочь милиции. Сегодня становится всё очевиднее, что противостояние выстраивается по линии «власть против народа». И «Свобода» в этом противостоянии, однозначно, на стороне власти.
Что характерно, «помаранчевая» власть так и не арестовала Маркова за то, за что его арестовали «синяки».
Папа любит собачку. Правда, собачка получилась не овчарка, а пекинес. Лает только с рук хозяина.

Александр Роджерс, "ФАКТЫ"